Лошадь – надежда казаха

Аксакалу животноводческой индустрии Казахстана, консультанту-международнику по сельскому хозяйству Даулету Чункунову исполнилось 70 лет

10 001

Первые международные контакты Казахстана по развитию молочного и мясного животноводства состоялись благодаря этому человеку. Сделать это штучному специалисту в области развития коневодства, кандидату сельскохозяйственных наук, консультанту-международнику по сельскому хозяйству Даулету Чункунову было нелегко. Согласно международным ветеринарным требованиям необходимо знать региональные болезни экспортно-импортного скота, а они в каждой стране разные. Работая с заграничными партнерами, Даулет Чункунов активно интересовался также развитием тяжеловозных пород лошадей для скрещивания с местными породами с последующим увеличением молочной продуктивности местных кобыл.
– Да и вообще я влюблен в лошадей, – говорит ученый. – Не будем забывать, эти животные внесли большой вклад и в экономику, и в историю казахов. Тем не менее специалистов по коневодству в Казахстане не так много. Я один из них. Хочу заметить, что казахи испокон веков не просто занимаются разведением лошадей, но и относятся к ним как к сакральным животным. История казахов – это история всадников. Не случайно два крылатых тулпара стоят по обе стороны шанырака на национальном гербе республики. Что касается казахской лошади, приземистой, неприхотливой, она вынослива и идеально приспособлена к суровым климатическим условиям. Заводские породы – ахалтекинская и чистокровные арабские скакуны хороши необычайно, но для их содержания нужны конюшни, степных условий они не выдержат.
Предполагаю, что лошадь сыграла не последнюю роль в том, что Казахстан занимает девятое место в мире по своей площади. Говоря о том, сколь многим мир обязан номадам, какими достоинствами обладала их цивилизация по сравнению с цивилизацией земледельцев, ученые историки главным из них называет симбиоз человека с лошадью. Это был уже не просто всадник, а кентавр. Этот уникальный союз дал кочевникам возможность быстрого передвижения по обширным пространствам и более рационального использования имеющихся ресурсов. Весной они уходили, допустим, на обильные пастбища Северного Казахстана, которые были недоступны зимой, а когда скот нагуливал там жир, возвращались зимовать в Южный Казахстан и Узбекистан. Земледельцы вообще во многом отставали от кочевников в плане всаднической технологии. Они, к примеру, вплоть до VIII века не умели использовать лошадь, поскольку у них не было хомута, чтобы запрячь ее в плуг. Эта, опять же маленькая, на первый взгляд, деталь позволяла увеличивать производительность труда лошади и пахаря в несколько раз.
О сакральном, трепетном отношении нашего народа к лошадям лучше всех сказал народный артист СССР Асанали Ашимов. Во время съемок одного из эпизодов фильма «Чокан Валиханов», где он был режиссером, а его сын Саги играл главную роль, лошадь ни в какую не слушалась актера. «Мы не могли взять ее крупным планом, как того требовал сценарий, – рассказывал позже народный артист в своей автобиографической книге «С любовью ваш…». – И я, разозленный упорством животного, со всего маху ожег ее камчой. Через некоторое время ко мне подходит Саги: «Ага, она плачет». Смотрю, и в самом деле у лошади скатываются по морде крупные слезы... Кто знает, может быть, все, что случилось позже с моей семьей, когда мой дом опустел в считаные годы, это и есть проклятие той лошади? Ведь недаром бытует поверье, что среди этих животных, а еще лебедей и джейранов обитают священные существа, чья кара бывает страшной. Лошади вообще занимают особое место в жизни степняков. Ахан Серэ, рассказывают, построил сауну для своего Кулагера, а когда его конь испустил дух, то похоронил его как родного сына и… сошел с ума после этого».
Немного о благородстве лошади и ее аристократизме. Она действительно избирательна и в кормах, и в питье. Воду из грязного источника, даже мучаясь от жажды, это животное не пьет. На пастбищах у нее тоже особая диета. Какую попало траву лошадь есть не будет. Любимая еда в ее рационе – овес и люцерна, в которых имеется особый белковый, энергетический, минеральный и витаминный составы. Именно поэтому сейчас стало активно развиваться в лечебных целях молочное коневодство. Состав белков в кобыльем молоке по некоторым аминокислотам (их всего от 15 до 20) выше, чем в молоке других животных. Этим и объясняются особые лечебные свойства саумала и кумыса. Саумал, парное молоко, используют не только как испытанное средство против туберкулеза и бруцеллеза, болезней желудочно-кишечного тракта, улучшения кровообращения, но и для укрепления иммунитета, что особенно важно сейчас, когда ученые всего мира заняты созданием препаратов против рвущего иммунитет человека COVID-19. Напомню всем еще раз: живое парное кобылье молоко надо использовать в течение трех часов после надоя.
Немного о казахской кухне, где конина занимает почетное первое место. Разные народы имеют свой набор бактерий в пищеварительном тракте, генетически адаптированных к национальной кухне. По большому счету национальная кухня – это часть здоровья нации. Если у китайцев – рис, у японцев – морепродукты, то у казахов – мясо, в первую очередь – конина. Без казы, жая, жала и карта на холодную закуску и горячего ет не обходится ни один стол. Кстати, бешбармак – это не казахское название. По-настоящему горячее блюдо из мяса называется ет. Особо ценятся блюда из молодой конины – лошади от года до четырех лет, которая выпасалась на весенне-летних и осенних пастбищах. Французы и бельгийцы еще в советскую бытность были в восторге от нашего мяса. На европейских рынках спрос на степную конину всегда был высоким. То же самое можно сказать о кобыльем молоке: в Европе оно сейчас продается в аптеках в качестве лечебного средства.
В Германии один деятельный фермер запатентовал кумыс, организовав кумысную ферму. Японцы научились использовать конский жир в косметической отрасли, обнаружив, что в его составе есть особые аминокислотные компоненты.
Большую роль продукты из конины и кобыльего молока играют и в рационе спортсменов. После того как казахстанские борцы и боксеры вошли в топ лучших спортсменов мира, мой американский босс Лари Уайт, встретившись на одном из Астанинских экономических форумов с Жаксылыком Ушкемпировым, поинтересовался у него рационом казахских чемпионов. На что прославленный спортсмен, сам сейчас занимающийся коневодством, ответил, что он состоит из конины и кумыса. И это правда. Об этом говорили в своих интервью и Геннадий Головкин, и Серик Сапиев, но лучще всех Саги Ибраимов, отец олимпийского чемпиона 2000 года Ермахана Ибраимова. Аксакал рассказывал, что за два года до Олимпиады в Сиднее он запретил сыну пить даже воду – только горный кумыс.
– Ночью на поезде приезжаю к себе в аул, днем еду в горы, а вечером с тремя 10-литровыми канистрами – одна от собственных кобыл, две другие покупаю у соседей – снова уезжаю в Алматы, – вспоминал он. – И так каждую неделю. Но за этим богатырским напитком, чтобы он не потерял силу, нужен особый уход, поэтому мать Ермахана Жамиля-апай бросила в ауле хозяйство, детей, внуков и тоже переселилась в Алматы. В Сидней Ермахан уезжал с 15 литрами кумыса и двумя палками казы, приготовленными по специальным рецептам. Как он ни противился: «На таможне все равно отберут», – мать все-таки настояла. У других спортсменов не осталось незамеченным ни одно яблочко, ни одна изюминка, захваченная из дома, а огромная черная сумка нашего сына прошла перед самым носом австралийских таможенников так, словно они ее не видели. Я уверен, что сам Аллах закрыл им глаза».
Что касается сегодняшнего дня, то коневодство в нашей стране развивается по нескольким направлениям: спортивное, продуктивное, туристическое. Кроме того, лошади используются как транспортное средство во многих горных приграничных районах, в сельских районах для того, чтобы пасти домашний скот. На данный момент у нас в Казахстане очень активно развиваются национальные виды конного спорта – кокпар, аламан байга, скачки на разные виды дистанций. При умелой организации конный спорт наверняка может стать не просто привлекательным, но и высокодоходным бизнесом. Например, во Франции тотализаторы ежегодно собирают до 18 млрд франков, из которых треть в виде налогов уходит в госбюджет.
Мерей СУГИРБАЕВА